Перевод на русский язык компании Logrus Global: https://logrusglobal.ru

Настало время посидеть дома

Пришла новая волна заболеваемости, и она разрушительна. Если американцы не примут решительных мер, заболеваемость вырастет еще больше, и это случится очень быстро.

14 ноября 2020 г.

Скачать PDF-версию

Автор: Зейнеп Туфекджи

Примечание редактора:

Издание The Atlantic освещает актуальные вопросы по теме коронавируса. Здесь собраны наши статьи на эту тему: https://www.theatlantic.com/category/what-you-need-know-coronavirus/.


Кажется, забрезжил конец эпидемии, поразившей мир в этом году. Хорошие новости приходят практически по всем направлениям: появляются тактики лечения, вакцины и понимание природы этого коронавируса.

Компании Pfizer и BioNTech объявили о захватывающих дух результатах ранних испытаний третьей фазы для своих вакцин — если так пойдет и дальше, это в корне изменит всю ситуацию. Тактики лечения тоже стали лучше. Лекарственный препарат на основе моноклональных антител, подобный тому, которым лечили президента Дональда Трампа и бывшего губернатора штата Нью-Джерси Криса Кристи, недавно получил разрешение на использование в чрезвычайных ситуациях (EUA) от Управления по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов (FDA). Дексаметазон — дешевый непатентованный кортикостероид — на треть снизил в клинических испытаниях смертность от тяжелых случаев COVID-19.

Врачи и медсестры теперь гораздо более опытны в ведении пациентов и применяют, в том числе, вспомогательные методики, такие как переворачивание пациента из положения лежа на спине в положение лежа на животе, что позволяет улучшить дыхательную способность пациентов просто за счет того, что пациент лежит лицом вниз. Медицинские работники также соблюдают усиленные меры защиты от инфекций, включая всеобщее ношение масок в медицинских учреждениях.

Возможности тестирования данного заболевания значительно расширились, и мы получаем результаты намного быстрее. Вскоре будут доступны более дешевые экспресс-тесты по образцу слюны, которые можно будет выполнять самостоятельно, что само по себе поможет изменить ситуацию к лучшему.

Центры по контролю и профилактике заболеваний (CDC — ЦКЗ) наконец-то признали, что вирус передается аэрозольным путем и что важна вентиляция помещений. Первоначальный вал ошибочных сообщений и научных данных по поводу масок был, конечно, неприятным явлением, но все изменилось; ЦКЗ даже опубликовали информацию о том, как маски помогают защититься от инфекции, а также снизить риск ее дальнейшего распространения. Стали уделять больше внимания установлению очагов инфекции и предотвращению чрезмерного распространения, возможно, отчасти из-за активно освещавшейся в прессе вспышки в Белом доме, который до сих пор является источником новых случаев заражения.

У нас есть чему радоваться, но, как говорится, есть одно «но» — прямо сейчас происходит резкий всплеск количества заражений. И, что еще хуже, мы вступаем в этот ужасный период без необходимой организации, подготовки и с такими базовыми цифрами статистики, которые едва ли позволят избежать роста случаев госпитализации, смертности и потенциальных долгосрочных последствий для переболевших.

Почти каждый день Америка бьет новые рекорды по количеству подтвержденных случаев: всего за неделю рост составил 40 процентов. Эти случаи не ограничиваются каким-то одним регионом или штатом; всю страну накрывает вторая волна. То же самое происходит и во многих странах Европы, где регистрируется рекордное количество случаев.

И это не «обвальный рост случаев» на базе ложного представления о том, что все дело только в улучшении тестирования и выявления больных при сохранении риска инфицирования и смерти на прежнем уровне. Мы действительно не учли много случаев весной, потому что не было достаточного количества тестов, а сейчас мы регистрируем больше больных. Но растет не только количество подтвержденных случаев. В Соединенных Штатах также наблюдается резкое увеличение случаев госпитализации, а также примерно 1500 зарегистрированных случаев смерти в день. Это самые высокие показатели с середины мая, и они продолжают расти. Тревор Бедфорд, ученый из Онкологического научного центра Фреда Хатчинсона в Сиэтле, подсчитал, что уже к началу декабря можно ожидать более 2000 смертей в день, а это означает, что даже если мы остановим инфицирование полностью прямо сейчас, эти показатели суточной смертности среди уже зараженных появятся через несколько недель.

Вакцины Pfizer-BioNTech или Moderna могут стать доступными для массовой вакцинации медицинских работников и других приоритетных категорий населения в Соединенных Штатах уже в конце этого года. Но они не получат широкого распространения до 2021 года даже в лучшем случае, а вакцина Pfizer требует двух доз с интервалом примерно в 21 день. Многообещающие препараты на основе моноклональных антител очень дефицитны. Президент был одним из тех, кто получил лечение вне клинических испытаний, — а таких людей было менее 10 человек! Даже если это лекарство будет действовать так, как мы надеемся, 300 000 доз, которые компания Eli Lilly согласилась поставить, будет недостаточно: когда они наконец появятся — вероятно, ближе к концу этого года, — у нас будет 150 000 положительных случаев в день, и это количество будет расти. С доступностью дексаметазона нет проблем, но количество смертей растет, несмотря на его широкое использование, поскольку он помогает устранить только одно из осложнений этого заболевания. Вряд ли можно рассчитывать на то, что власти смогут принять адекватные меры в необходимом масштабе. Покидающий свой пост президент не признал результаты выборов и начал волну судебных исков, что осложняет переходный период и затрудняет эффективную работу федеральных властей в течение следующих нескольких месяцев.

Все это означает, что нам необходимо выйти на плато, прежде чем больницы по всей стране будут переполнены. Юта, Иллинойс, Миннесота, Колорадо и другие штаты уже сообщают о том, что больницы и отделения интенсивной терапии почти полностью загружены. Проблемой в оказании медицинской помощи является не только нехватка помещений или даже оборудования, с чем мы сможем справиться, но и нехватка персонала — квалифицированных медсестер и врачей, которые не возьмутся из ниоткуда как по мановению волшебной палочки. Во время весеннего кризиса медицинские работники со всей страны устремились в район Нью-Йоркской агломерации, чтобы поддержать измученный местный медицинский персонал. В связи с резким ростом числа случаев заболевания по всей стране врачи и медсестры будут востребованы по месту своей работы.

Если из-за нехватки мест в больницах туда будут поступать далеко не все нуждающиеся в лечении, оставшиеся за порогом больные не смогут воспользоваться улучшенными методами лечения COVID-19. Мы можем столкнуться с ростом смертности вместо ее снижения. Также возможен рост смертности по другим причинам: вынужденное сокращение числа несрочных, но важных операций, утомленный медицинский персонал и перегруженные отделения неотложной помощи. Все это может помешать лечению многих других вирусных заболеваний, пик которых наступает в зимние месяцы, таких как грипп, а также всех остальных заболеваний, которые никуда не делись.

Сезонный рост заболеваемости предсказуем, а наша неподготовленность может привести к трагическим последствиям. В 1918 году пандемия гриппа прошла ранней мягкой волной весной, летом было затишье, а осенью началась резкая вспышка заболеваемости. Для других эндемичных коронавирусов также характерна отчетливая сезонность, когда пик достигается зимой. Это может быть связано с тем, что влажность и температурные условия осенью и зимой больше благоприятствуют распространению вируса. Это также может быть связано с тем, что зимой мы проводим больше времени в помещении. Скорее всего, действует и то, и другое плюс ряд других факторов (возможно — нехватка витамина D и солнечного света). Какими бы ни были причины, специалисты в области общественного здравоохранения знали, что осенне-зимняя волна будет высокой, и призывали нас подготовиться.

Но мы не сделали этого.

Лучшим способом подготовки было бы вступить в эту фазу с наименьшим количеством случаев. В экспоненциальных процессах, таких как эпидемии, исходный уровень имеет большое значение. А если цифры так велики, он будет быстро расти — и мы увидим этот рост. Мы начинали с полумиллиона подтвержденных случаев в неделю, как это было в середине октября, — представьте, что поезд потерял управление. Всего через несколько недель мы уже имеем около миллиона случаев в неделю, и никаких признаков замедления не наблюдается.

Американцы сообщают об увеличении количества контактов по сравнению с весной, вероятно, из-за усталости от карантина и противоречивых рекомендаций. Трудно жить в условиях ограничений. Но нынешние ограничения не будут длиться вечно.

Пришло время взяться за ум и снова запереться по домам, и сделать это нужно с решимостью в сердце. Помните: прошло всего девять или десять месяцев с начала пандемии, и осенне-зимний сезон еще только начинается. Все, что мы с оглядкой позволяли себе летом, — и все обошлось благополучно — может сейчас представлять риск, потому что условия другие, а исходное число случаев намного выше.

Когда уровень передачи инфекции в обществе настолько высок, любой контакт с зараженным может быть опасен. Возросла вероятность того, что кто-то из посетителей спортзала будет заразным. Возросла вероятность инфицирования на рабочих местах, а это значит, что больше сотрудников будут, ничего не подозревая, приносить вирус домой. Все больше людей в продуктовом магазине могут быть носителями вируса. Сложно будет встретиться с друзьями где-нибудь на открытом воздухе. Даже риск передачи с поверхностей может увеличиться, поскольку низкая влажность повышает выживаемость вируса.

К тому же наступают праздники, а значит, у людей будет больше поводов для встреч. Такие посиделки, особенно если в них участвуют представители разных поколений, могут вызвать новые вспышки. Я не испытываю радости, говоря это, но сейчас следует избегать любых собраний за пределами существующей «карантинной капсулы» — вынужденно ограниченного круга общения, особенно если встречи проводятся в помещении. Считайте, что вы просто отложили встречу, и запланируйте встретиться позже. Лучше позже отпраздновать Рождество, чем столкнуться с преждевременной медицинской катастрофой. Круг общения не должен расширяться, если в этом нет абсолютной необходимости. Закажите еду навынос вместо того, чтобы ужинать в ресторане или кафе. Играйте в игры в режиме онлайн. Делайте покупки оптом, чтобы сократить количество походов в магазин. Сейчас неподходящее время для свадебных приемов или празднования дней рождения.

Одна из самых серьезных проблем связана с молодежью. Многие колледжи прекращают занятия и отправляют студентов домой, что может стать толчком для взрывного распространения заболевания по всей стране. Эта возрастная группа особенно опасна; хотя молодые люди могут заразиться, они с меньшей вероятностью будут тяжело переносить заболевание, поэтому вряд ли будут сидеть на одном месте. Они будут подвергать большому риску своих более уязвимых родителей и других старших родственников, если продолжат вести обычный образ жизни. В идеале колледжи должны предлагать студентам, уже находящимся в студенческих городках, возможность остаться в общежитиях во время зимних каникул, а те, кто живет за пределами студенческих городков, должны подумать о том, чтобы остаться дома. Если студенты все-таки возвращаются домой, они должны соблюдать рекомендованный двухнедельный карантин, насколько это возможно.

Пожалуй, пришло время всем нам подумать об использовании высококачественных масок (N95 и KN95) — что давно рекомендовали специалисты в области общественного здравоохранения. Это особенно актуально для низкооплачиваемых работников, среди которых непропорционально велика доля представителей неевропеоидной расы и которые вынуждены работать в помещении, пожилых людей и всех, кто работает с ними, а также людей с ранее существовавшими заболеваниями и высоким риском заражения. В идеале нужна расширенная программа помощи, чтобы компании соблюдали карантинные меры, а сотрудники — самоизоляцию, а также нужны стандарты нахождения на рабочем месте, предусматривающие вентиляцию помещений и ношение масок.

Но этого не видно, и в этом наша трагедия.

К счастью, теперь обычные люди могут приобрести высококачественные маски, и можно предполагать, что жесткой их нехватки, как произошло весной, не будет. По-прежнему разумно избегать накопления запасов — большинству людей не нужно столько масок, и этот всплеск заболевания создаст новую нагрузку на службы поставок. Если маски надевать и снимать осторожно (используя дезинфицирующее средство для рук до и после этой операции), их можно использовать повторно после того, как они пролежали в бумажном пакете или воздухопроницаемом контейнере не менее пяти дней, то есть достаточно всего пяти масок, чтобы обеспечить защиту в течение рабочей недели для сотрудников, которые работают с людьми, особенно в помещении.

Все это неудобно, но альтернатива намного хуже. Есть турецкая поговорка для времен, когда приходится ждать, с надеждой глядя на свет в конце тоннеля: «Время летит быстро, если мы можем считать дни до того, как ожидание закончится». Пугающая весна 2020 года, когда мы не знали, получим ли мы вакцину, подействуют ли какие-либо лекарства и выйдем ли мы когда-нибудь из этой пандемии, уже миновала. Помощь уже в пути, но пока ее нет, нужно снова посидеть дома.

 

Зейнеп Туфекджи — автор издания The Atlantic и доцент Университета Северной Каролины. Она изучает взаимодействие цифровых технологий, искусственного интеллекта и общества.