Классический свободный рынок выглядит очень «просто» — на нем свободно действуют покупатели и продавцы. «Свободно» значит, что они работают в условиях конкуренции, преследуют только собственные интересы, не сговариваются между собой и не подчиняются никаким регуляторам. Цель покупателей — как можно меньше заплатить, цель продавцов — побольше выручить. Покупатель имеет выбор: заплатить, сколько требует продавец, или ждать, пока не появится более выгодное предложение. У продавца аналогичный выбор — он либо ждет, согласия покупателя, либо соглашается на цену, которая устраивает покупателя. Когда оба игрока рынка (покупатель и продавец) больше не готовы ждать более выгодного предложения, происходит сделка.

Жгучий вопрос продавца — какую цену установить. На высоком языке теории игр он называется «проблемой выбора игроком оптимальной ценовой стратегии».

Эта проблема существовала всегда — и при натуральном хозяйстве, и на восточном базаре, и на средневековых ярмарках. Но на физических, не виртуализированных рынках, продавцы, зная без всякой теории игр, что ничем не ограниченная конкуренция не идет на пользу, находили множество способов договориться между собой и установить справедливую для всех участников данной конкретной физической площадки цену.

Но на современном свободном рынке, где физическая площадка отсутствует по определению, а количество игроков превосходит все мыслимые пределы, возможность договориться чрезвычайно затруднена.

Эта проблема оформилась в «долгом XIX веке» (так историки называют период с Великой французской революции и до начала Первой мировой войны), когда появились биржи — а с ними и возможность покупать, тут же продавать и снова покупать любые объемы товаров и других активов, не сходя с места и зарабатывая только на самих фактах купли-продажи. «Виртуальные» сделки породили массы так называемых «колеблющихся» торговцев. Не располагая ни товаром, ни деньгами, они могли подогревать рынок и подгонять покупателей и продавцов, которые знали, что окружены толпами торговцев, которые в любой момент могут вмешаться и перехватить сделку.

Сегодняшний рынок с его Интернетом, превратившимся в огромную торговую площадку, на которой действуют целая армия поставщиков цифровых услуг, усугубляет эту ситуацию до модели идеального хаоса. Договориться стало невозможно.

Рынок услуг, оказываемых по Интернету, в том числе, например, услуг перевода, существует именно в такой ситуации. Проблемы абсолютно свободного рынка выступают во весь рост. Огромное предложение на рынке, возникающее за счет его виртуальности, делает вопрос оптимальной стратегии установления цен актуальным, как никогда.

Равновесие Нэша

Гениальный американский математик Джон Нэш еще 70 лет назад выявил очень важную закономерность. Он доказал ее математически, и она имеет огромное значение для всех участников свободного рынка. Теперь она называется «равновесием Нэша», и для всех нас она довольно печальна. Проиллюстрируем ее на самом простом примере.

Предположим, что некую услугу продают два продавца, А и Б. Каждый из них может установить два уровня цен: «высокие» и «низкие». Если оба продавца выберут стратегию установить высокую цену, то каждый будет иметь прибыль по 500 тыс. р. — в сумме 1 млн. Если же оба установят цену пониже, то каждый получит по 300 тыс. р., в сумме 600 тыс. р. Если один установит высокую цену, а другой — низкую, то первый получит 500 тыс. р, а второй — только 300 тыс. р. Согласитесь, что самый выигрышный в сумме вариант — одновременный выбор высоких цен, ведь сумма выигрыша составит 1 млн! Однако это состояние нестабильно, потому что каждый из продавцов будет опасаться, что покупатель выберет более дешевого конкурента. Поэтому оба продавца с наибольшей вероятностью установят более низкую цену. Хотя этот вариант и не дает максимального суммарного выигрыша (сумма составит 600 тыс. р.), он исключает относительный выигрыш конкурента, который тот мог бы получить за счет отступления от взаимно-оптимальной стратегии.

Но почему более низкая цена в примере выше «всего лишь» в два раза ниже максимальной? Ведь можно дать цену еще ниже...

В отсутствие договоренности между продавцами это давление действует до нуля. Увы, на свободном некооперативном рынке цена будет снижаться, пока не будет достигнуто состояние, при котором ни один из игроков не может увеличить свой выигрыш, в одностороннем порядке меняя свое решение.

Такое состояние и называется «равновесием Нэша».

Однако, если продаваемые услуги «ничем не отличаются», то предела снижению цены нет.

В результате востребованные, полезные, нужные услуги и стабильно прибыльные продукты превращаются в убыточные — в головную боль для всех торговцев и производителей. Рынок продукта, стабильно дававшего хорошую прибыль его производителям и продавцам, превращается в низкорентабельный, а затем — в убыточный.

В таком стагнирующем состоянии он может пребывать долгие годы, потому что «равновесие Нэша» — это «тепловая смерть» рынка, устойчивое недружественное («некооперативное») равновесие, которое чрезвычайно невыгодно продавцам. Но не только им.

Кому дешево гнилую капусту?

Горькая правда жизни заключается в том, что проблема тепловой смерти рынка касается не только продавцов, но и покупателей. Взаимодействие с поставщиками, работающими на грани прибыльности или в убыток, значительно повышает риски клиента, поскольку снижает качество предоставляемых услуг.

Всем нам известны примеры, когда компании-поставщики услуг по переводу, предлагавшие самые низкие цены, регулярно испытывали кассовые разрывы вплоть до того, что не могли выплатить зарплату своим сотрудникам. У таких компаний высокая текучесть кадров со всеми вытекающими последствиями для сохранения и накопления знаний, поддержания качества своих услуг на должном уровне. Также всем известно, что переводчики-фрилансеры постоянно жалуются на требования заказчиков работать по очень низким расценкам.

Поэтому для рынка важно не только то, чтобы поставщики работали с приемлемой нормой прибыли, но и то, чтобы клиенты могли выбирать надежных, качественных поставщиков услуг. На депрессивном рынке таких не остается.

Отрасль переводов в опасности и с этим срочно нужно что-то делать. Что именно — обсудим, когда рассмотрим фундаментальные причины возникновения нынешней ситуации. Ведь прежде чем искать правильные рецепты, надо проанализировать предмет и причины возникновения неприятных явлений. В одном материале невозможно охватить даже самые значимые факторы и явления, а для минимального анализа ситуации на рынке переводов нам необходимо проиллюстрировать еще несколько механизмов, который приводит к «тепловой смерти» рынка— например, явление, которое называется «проклятием победителя».


Продолжение следует